Деревня Глинянки

26 Авг 2013

К празднованию 500 летнего юбилея. Деревня Глинянки, Кобринского района.

Никому, собственно, не было дела искать откуда пошло название нашей деревни. Предполагаю, - от слова «глина». Действительно, залежи глины серого цвета здесь есть и были раньше. Не повсеместно, но возле деревни, в урочище «Гаёк» неглубоко залегают пласты глины, которые веками брали наши предки на печные работы.

Деревня с названием Глинянки в письменных источниках впервые упоминается в 1563 году. Деревня в составе Речи Посполитой Великого Княжества Литовского. В это время в деревне 26 домов. Но чтобы построить эти дома - потребовался не один год. Поэтому сегодня смело можно заявить, что нашим Глинянкам 500 лет. В 1757 г. польский магнат Ежи Флеминг получает от короля РП в управление Кобринскую экономию, состоящую из 8 ключей. Один из них Черевачицкий, куда входили сёла: Черевачицы, Огородники, Батчи, Мельники, Шиповичи, Яковчицы и Глинянки.

 

А в 1795 г. после третьего раздела РП одним росчерком пера Российская императрица Екатерина II подарила эти земли (всю Кобринскую экономию, в т.ч. Черевачицкий ключ) графу Суворову: за покорение Варшавы, за подавление сопротивления наших предков. Итак, наши Глинянки с землёй и крестьянами становятся собственностью Александра Суворова. Конечно же, старый больной генерал Суворов не приезжал осматривать наши Глинянки. Здесь были его управляющие. А местные крестьяне уже не были вольными, как при польском короле, они враз стали крепостными российского генерала Суворова.

Землю, правда, они пахали исправно, исправно платили налог, но уже Суворову, и побольше, чем королю. Но Суворов в 1800 г. умирает. Владельцем Глинянок становится его сын Аркадий. Но он не утруждает себя собственностью в Глинянках, сам находясь в С.Петербурге. И быстро продаёт эти земли.

И хозяином Глинянок становится Ян Немцевич (1762-1831), брестский маршалок, на сегодня похоже как губернатор. Итак, Ян Немцевич сам осмотрел Черевачицкий ключ, в состав которого входили наши Глинянки, прикинул где строить дом. Выбрал Черевачицы и построил импозантный усадебный дом (есть на рисунке Н..Орды. В натуре не сохранился, не осталось даже фундамента). Черевачицы на то время стояли на бойкой дороге Кобрин-Брест. На Мухавце была паромная переправа. А Глинянки стояли среди болота.

Время идёт своим чередом. Вот уже летом 1812 г. огромное французское войско Наполеона перешло Неман. Французы шли на Москву. И шли через наши земли, не через Глинянки, но рядом через Тевли и Стригово. События наполеоновской эпопеи проходили в окрестностях Глинянок в ночь на 13 августа 1812 г. Однако, обо всём по порядку.

Бой в Кобрине был 27 июля. С обеих сторон полегло более 3 тысяч солдат. Второе сражение было под Городечно (село в 13 км.от Тевлей). Под Городечно сражались 30 тыс. австрийцев и саксонцев, и 16 тысяч русских. Это было днём 12 августа. С обеих сторон остались на поле брани по 5 тысяч убитыми.

А к ночи на 13-ое французы начали отступать к Кобрину, через Тевли, на Легаты. В 7 часов утра 13 августа 1812 г. близ д. Стригово саксонская кавалерия атаковала российский арьергард (разъезд). У д. Клещи произошла снова стычка. Это было в поле, по старой дороге на Стригово (есть она и сегодня). Убитые и раненые остались лежать на поле битвы. Похоронная команда русских солдат с местным населением приступила к похоронам. У деревни Ластовки, со стороны Глинянок, справа в братскую могилу положили убитых французов, привалив могилу камнями. Русских собрали и закопали напротив Клещей, при повороте на Ст. Батчи, слева. Могилу привалили тоже камнями, прикопав ещё и боевое орудие (ствол какой-то пушки). А кто-то попозже посадил рядом берёзу, которую помнили ещё после Второй мировой.

Но время и люди стёрли с лица земли эти могильные холмы. В д. Ластовки, уже при колхозе, копали силосную яму. Столкнули камни, а там человеческие кости. Не отступили. Кости собрали и закопали, ничем не обозначив. Яму достроили. Затерялась и могилы русских. Камни увезли на стройку. Железо на металлолом. Берёза состарилась и упала.

(Французов выгнали зимой 1812-го. А ведь многие здесь, в Северо-Западном Крае и Польше (помещики в первую очередь) надеялись на освобождение от гнёта России. Как оказалось, Россия на 120 лет стёрла с карты мира государство с названием Речь Посполитая).

А в 1831 г. здесь происходит восстание против русского царя. Восстали, т.к. не хотели подчиняться российским более жёстким порядкам, не хотели платить более высокие налоги (и помещики, и крестьяне). Но восстание царское войско подавило. Ян Немцевич (хозяин Глинянок) за участие в мятеже тюрьмы избежал, но имения, в т.ч. и Глинянки, были конфискованы в доход государства Российского, и выставлено на торги.

Возможно тогда и купил наши Глинянки С.Цельшевский. Это было в 1837 году. К этому времени, согласно письменным источникам, домовладений в Глинянках только 18, и жителей всего 150 человек. Правда, в усадьбе помещика жило и работало 65 работников и прислуги.

Пару слов об усадьбе. Сегодня на месте помещичьего дома дом С.Ф.Кузьмука, на одной стороне фундамента. На второй - был дом Шостак Татьяны (до того, как его разобрали 2 года тому, там жил Гриша Панасюк). Там, где сегодня дом В.Стреха и дальше в гаёк - были.постройки КРС, коровник и овчарня. Где В.Андреюк - была конюшня. Где Г.Ф.Марчук и Костя Черота - был лужок и паслись лошади (не удивительно, что у нас так близко грунтовые воды). Где живет Вера Ворон - было гумно и зерноток. Там был конный привод и выложен камнем, а поверх глиной, зерноток.

Там, где усадьба Селивоник Фёклы (за Марчуками) была огромная на высоком каменном фундаменте кухня, панская кухня, возле которой шла дорога на Пестеньки (сегодня к саду). Чуть дальше, от кухни, к гайку, был огромный каменный подвал с ледником (наполовину сохранился).

Огромный дом для прислуги стоял через дорогу, напротив бывшего дома Гриши Панасюка и второй где дом Куха Петра.

Так как места здесь заболоченные, помощник провёл частично мелиорацию - открытые рвы, а за помещичьим домом было глубокое озеро: с мостиками, беседками, с лодками и пристанью. Водилась в озере и рыба (озеро сохранилось, но без воды).

Вокруг дома помещика был разбит парк, с аллеями и дорогой к дому, обсаженной тополями, поднятой насыпью и мелиоративными каналами с обеих сторон дороги. Весь дом утопал летом в цветах. Помещик, как все богатые люди, жил где-то в городе, толи в Варшаве, толи в С.Петербурге. И только летом бывал в Глинянках. Здесь хозяйничал его управляющий, исправно отсылая хозяину деньги.

Но в конце 19 ст. здесь приключилась холера, точнее это был 1894 - 95 г.г. Десятью годами раньше в Бресте был построен ж/д вокзал и шло строительство железной дороги и возле наших Глинянок. Не исключено, что большое скопление и передвижение людей дало вспышку холеры. (Об этом помнила, с рассказов матери, наша бывшая соседка Анна Кадлубович, умерла больше 10 лет тому).

Холерой переболели почти все жители Глинянок. В большинстве выживали дети и молодые. Болезнь поражала желудок и кишечник. Понос до 40 раз в сутки изнурял людей. Лечились опиумным маком (эпидемия у нас была летом) и растирали тело водкой. Кому Богом было назначено жить - выжил.

Умерших хоронили без гробов (ни сил, ни времени не хватало). Ложили на телеги, укрывали тканью и отвозили на погост. Кладбище располагалось недалеко от дороги, в поле. Сегодня это угол ж/дороги, дорога на Ластовки и стадион (за домом Бойко).

Чтобы зараза не распространялась, трупы посыпали известью. Копать глубокий ров, наверно, не хватало сил. Поэтому уже при колхозе, когда это поле распахали, трактористы находили людские кости. И, похоже, перезахоронить кости и сообщить в с/Совет ни у кого не хватило ума. Копать пригорок начали при Поддубном. Землю возили на высыпку фермы КРС - «Комплекс».

Почему же людское кладбище превратилось в пустырь? Первое, живые боялись подходить к закопанной заразе. Дальше: немецкая оккупация (3 года) в годы Первой мировой. Рядом ж/д полотно. Война и партизанка последней войны.

А после войны здесь проложили ветку нефтепровода. Копали и перекапывали не раз.

А когда после войны 1915-18 г.г. в Тевлях достроили церковь и возобновила работу Вежковская и Черевачицкая церковь, - там и хоронили наших Глинянских. Из переписи видно, что в 1921 г. в Глинянках было всего 10 дворов и 62 жителя: последствия Первой мировой.

Но многие уехали на заработки в Америку, а вернувшись за доллары покупали и дома, и землю, и скот. К 1939 г. в селе было 25 домов и 224 жителя, плюс хутора. А осенью 1939 г. в Глинянки пришли первые Советы. Красноармейцев местные на ж/д переезде встретили пирогами и яблоками.

Людей поразил вид войска. На пару дней солдаты стали на постой. Рассказывает С. Ф. Кузьмук: «Сели за стол, поставили самогонку, закуску. Разговорились. Говор понятен с обеих сторон. Солдаты удивлялись какие они (Кузьмуки) богатые: несколько коров, коней, 30 га земли, с/х инвентарь, отара овец, птица, добротные хаты.

«Заберут Советы все это в колхоз: и лошадей, и землю», - говорили красноармейцы. Как заберут, не верили крестьяне, это же заработано нашими руками. «Заберут без спросу» - говорили солдаты. Наутро они любезно взяли сало и хлеб, зашли в сарай, заменили свою дохлую кобылу на хозяйского добротного коня ... и уехали. А к весне власть начала наводить свои порядки.

В апреле 1940 г. приехали НКВД и в 24 часа потребовали собраться в дорогу (люди догадывались - в Сибирь). Без объяснения, без бумаги с печатью, и главное без причины. Вот их список, тех кого забирали: семья Кузьмука Фомы в составе 5 человек, семья Хоменчука Конона - четыре человека, Анна Кадлубович с сыном, семья Михнюк - 6 чел.(жили за Мандрой), семья Елены Хоменчук с 2-мя детьми (теперь дом Кости Черота), Кадлубович Федора с сыном Леонидом (жили где теперь Котов), (её муж Павел был писарем в Гмине в Тевлях, при поляках). С собой разрешили взять немного ручной клади. Дом, живность оставили здесь.

Потом уже за ним присматривали или родные, или соседи. Хлебнули они горя, там в Сибири. Добирались туда в скотских вагонах, несколько месяцев. Из удобств - одна дырка в полу в углу вагона, и для мужчин, и для женщин (читая эти строки, вдумайтесь в тот рай, который дали нашим предкам Советы. Не дай бог этому повториться). Выжили. Вернулись так в году 1946. (Все реабилитированы в 1992 г., иначе оправданы. Получили льготы, которые года так три назад приостановлены).

Пожили оставшиеся в Глинянках два года (1939 и 40-ой) при Советах, а тут новая война с немцами. В 1944 г. в армию мобилизовали всех мужчин кто годом подходил под ружьё. Из фронтов не вернулись 5 жителей Глинянок. В послевоенные годы (в 1945 г.) несколько человек по «заявлению сведок» посадили в тюрьму. А в 1948 г. начали организовывать колхоз. «Добровольно» записались, но не все. Так тех единоличников в 1952 г. начали высылать.

Была выслана в Казахстан семья Карпук Фёдора (Черницкого), семья Шостак Натальи (дом был возле Кузьмука), в семье были дети до 2 лет, семья Комар Веры с ребенком (жили слева от дороги на Рынки) (настоящая фамилия Ничипорук). Вывезенные в 1952 г. вернулись домой после смерти Сталина ( реабилитированы в 1995 г.). После реабилитации всем пострадавшим дали льготы (на сегодня эти льготы приостановлены).

Как известно теперь, на вывоз «неблагонадежных» спускалась разнарядка. Но нашлись люди, глинянские люди, которые с радостью приняли эту разнарядку. И отправили ни в чём не повинных людей в Сибирь. Вина их была в том, что своим горбом они заработали больше и жили лучше, чем те, кто подписывал здесь им приговор, но были «при печати».

Коллективизация коснулась всех остальных глинянских. Национализировали инвентарь, коней, скот. Забрали не спрашивая и не давая расписки. Люди со слезами и проклёнами приняли эту коллективизацию. До 1966 г. работали «за палочки». С 70-ых зажили даже не плохо. Начали строиться колхозные дома. Люди приобретали машины, телевизоры, мебель. Правда, не раз менялось название колхоза и председатели. Но чем дальше, тем хуже.

А не так давно колхоз расформировали. И стали Глинянки пропадать. Пустует и ветшает клуб и бывшая контора колхоза. В одной комнатушке ютится почтовое отделение. Пустует добрый десяток домов (собственных и колхозных). Заросли они в рост человека сорняками, давно на боку при дороге лежат сгнившие заборы.

А в 90-ые Глинянки процветали. На очереди на жильё стояли десятки семей, и очередь уменьшалась. Дома строились. В школе дети учились в две смены (теперь в одной и ещё есть свободные места, планируется перевод туда и глинянского детского садика).

Жилых домов было больше ста, жителей почти полтысячи. Колхозные поля обслуживали больше 30 автомобилей, 40 тракторов. На фермах стояло до 2 тысяч КРС и до 500 голов свиней.

В 1989 г. была изготовлена документация и сделаны техпаспорта жилого и производственного фонда под природный газ. Но с развалом СССР всё рухнуло. На сегодня все наши попытки газифицировать деревню висят в воздухе. А ведь село - фундамент государства …

2010 год

 Нина Марчкук, по материалам сайта "Туристический Кобрин